yuliya212 (yuliya212) wrote,
yuliya212
yuliya212

Categories:

ИЗ ЖИЗНИ ПТИЦ

Трактат навеянный наблюдением за жизнью кур.



Предисловие.

Три центра сознания есть у хомо.
От братьев наших меньших, яйцекладущих, мы получили сознание двигательного центра, ответственное за наши эмоциональные переживания. У человека точно такие же эмоции как у птицы или рыбы. Многие не поверят, но птица имеет точно такие же, как и человек, альтруистические переживания, глорические, лирические, гностические или гедонистические и т.д. Представительство этого центра в мозжечке головного мозга.

От млекопитающих нам достался центр сердца, который отвечает за наши чувства. Именно с помощью чувств мы строим свои отношения друг с другом. Мы социальные существа благодаря наличию у нас центра сердца. Все чувства: преданности, уважения, благодарности, взаимопомощи, нежности, любви, ласки, ненависти обиды, презрения, зависти и т.д., присущи и остальным млекопитающим – собакам и кошкам, овцам и козам и т.д. Представительство этого центра в среднем мозгу.

Ну, а от нашего творца нам достался (не всем конечно:) – центр разума. Не путать с интеллектом двигательного центра, т.к. он отвечает за умение решать логические задачки, и не путать с умом центра чувств, т.к. это умение решать социальные проблемы (социальный интеллект). Центр разума имеет дело с совершеннейшей абстракцией. Это центр идей – идеологический центр. Известно, что люди часто горят какой-нибудь идеей – имеют какое-нибудь всепоглощающее желание. Представительство – большие полушария головного мозга.

Итак!
Раб – дальше уровня сознания двигательного центра не шагает. В результате он уподобляется птице, а, как известно, птица не человек.

Потребитель также не идет в своем развитии дальше сознания центра чувств. Он способен понять литературное произведение, сопереживать его персонажам, но он не способен его создать. Хотя он думает, что может, раз понимает, раз может прочувствовать. Ан, нет, как только берется за перо, то ничего не выходит, кроме банальных стереотипов. Зато творческий человек (на уровне центра разума) может. И не просто может, а этого требует его энергопотенциал, он рвет его изнутри, он распирает, создавая колоссальный дискомфорт, в результате которого возникает необъяснимое чувство сопричастности ко всему происходящему, какого-то необъяснимого знания и проникновения в суть вещей, единения со всем миром и когда он начинает писать, например, стихи, то он пишет их как пророк, что мы и видим у Пушкина, у Лермонтова, у Бальмонта, у того же Бродского.

Об этом и пойдет речь в этой книге, а так же о многом другом. Ведь помимо трех центров – трех душ (на каждой из которых паразитируют свои демоны) хомо также имеют еще и две сущности – одну животную - тварную и одну духовную – божественную. Наша личность – ложное эго – расположена между ними как между молотом и наковальней. Высшие человеческие или как их еще называют – духовные ценности выступают жестким императивным требованием в нашей сознательной предметной деятельности, но и низменные инстинкты никуда не девались, ведь два центра (две души) у нас животные. Однако в подмогу такому калеке наш создатель создал специальное программное обеспечение некие костыли – это не бессознательные инстинкты, как у животных, а вполне осознаваемый алгоритм поведенческих реакций.

Шесть программ – по две на каждый центр установлено на сегодня у хомо. У нас с вами!
Это влечение к смерти и сексуальное влечение (темы очень хорошо разработанные товарищем Фрейдом). Наш создатель ввел колоссальное противоречие в наше сознание, например, в бою солдат закрывает собой командира или мать жертвует собой ради спасения ребенка. Подобное взаимоисключающее программирование заставляет переводить систему на более высокий уровень решения проблемы самосохранения – к центру сердца. Но на этот центр наш творец навесил программу поклонения прекрасному и программу поклонения Богам. «Красота спасет мир», утверждает Достоевский. Нет, это в нем говорит программа поклонения прекрасному, а поклонение богам заставляла хомо радоваться своим господам, подобно тому, как наша собака радуется нам. Просто без всяких двусмысленностей, не за что-то, а просто так. Она нас любит, мы для нее самое прекрасное существо в мире, она без нас просто не может. Это так, бывает, что иногда и помирает, когда теряет хозяина. Так и человек очень сильно страдает, когда не может получить предмет своего желания, который он боготворит. Еще в 19 веке был такой медицинский диагноз: «любовная лихорадка». Этот диагноз означает, что если пациент в течение трех дней не получит предмет своего желания, то он умрет. Воно, как! Любовь может свести в могилу, если не достанет сил выйти на следующий уровень, на уровень центра разума. А, что? Да так! Наши мысли подобны разведчикам, они шныряют туда-сюда с завидной скоростью и озабоченностью. Раз, и мы в своих мыслях на Марсе, два, и мы считаем количество электронов в атоме… Круто! Тогда от чего люди такие тупые, при таких-то возможностях. Не все так радужно, потому что тут тоже запрограммировано. На этом центре установлена программа ограничения интеллектуального развития. А вот то, что люди не помнят себя, так это же эго-Я оторвано от тела – вторая программа. В общем, тупой и еще тупее. Даже когда человек умирает, он рассуждает про себя: Я умираю или еще нет? А как оно будет, когда я умру? А вспомню ли я, что я это я? Я это тело или нет? Может я дух, а может сознание, может быть я – это мировоззрение? А попаду ли я в рай, а вдруг рая нет? А вот если бы я было слито с телом, то не было б никакого ложного эго, посредника между нашими сознательными и бессознательными частями. Нам не надо было бы ходить в школу, мы бы росли и одновременно развивались, и знали бы все обо всем. Просто знали и все, как и животные. Центр разума позволяет это делать – он способен подключаться к любому ресурсу во вселенной, наподобие подключения интернета. Вот поэтому и установлен ограничитель.

Как это сделано?

Существуют вещи которые мы знаем, также существует то, чего мы не знаем, но можем узнать и совершенно непознаваемое Познаваемое для нас открыто – это ресурс, которым мы можем пользоваться, в непознанное мы можем прорваться и открыть тайну, но если только мы развернемся не в ту сторону и взглянем на непознаваемое, то мы умрем.
Осталось только ложное эго, наша значительная персона, наше Я. Ну, а если серьезно, то это наш ум и наша речь делают наш мир таким, каким мы его видим. Именно они состряпали его, столкнувшись между собой в первые годы нашей жизни и теперь поддерживают его в том виде в котором он был создан. Наш мир, охраняемый разумом, создан описанием и его неизменными законами, которые разум научился устанавливать и отстаивать. Вот например несколько сентенций:
- Жизнь – это как волны в море. Одна несёт вверх, другая вниз.
- Хотя про таких людей говорят, что они любят всех и потому добры, а, в сущности, они никого не любят и добры потому только, что не злы.
- В памяти каждого мужчины дремлет горькое и нежное воспоминание о какой-либо женщине.
- И если б все люди побольше рассуждали, то убедились бы, что жизнь не стоит того, чтоб об ней так много заботиться...

Какие правильные слова… Какие высокие формы ума… Какая глубина мысли…
Однако никакие объяснения не удовлетворят нашего чувства, хотя умозрительно мы можем быть с ними совершенно согласны. В этом и заключается слабая сторона слов. Они заставляют нас чувствовать себя осведомленными, но когда мы оборачиваемся, чтобы взглянуть на мир, они всегда предают нас, и мы опять глядим на него как обычно, без всякого просветления.

Приятного прочтения, книга построена на фактологическом материале, а не на пустых мнениях авторитетных мешков слов. Однако не демонстрируйте окружающим своего счастья от прочтения, не отравляйте им жизнь.

С уважением, Юлия Незабываемая!

Все главы первой части здесь:
https://www.dropbox.com/sh/a843z6ygvn6xzbi/AABfVkqQWdL_NMPI7UDuj3hga?dl=0
Или здесь https://yadi.sk/d/IDCP_1wj3AmpCg
Tags: Из жизни птиц.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 68 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →